Энциклопедия фильмов ужасов и фантастики  Энциклопедия советского кино

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа

Africa addio

«ПРОЩАЙ, АФРИКА»
(Africa addio)

Италия, 1966, 140 мин., «Cineriz»
Режиссеры, сценаристы и монтажеры Гуалтьеро Джакопетти и Франко Проспери, композитор Риц Ортолани

Культовая документальная лента, в которой рассказывается о следующих аспектах жизни Африки: конец колонизации, начало гражданских волнений, геноцид, племенная вражда, ксенофобия, доминирующее положение белых, массовые убийства диких животных, групповые захоронения, коалиции местных богачей с иностранным капиталом, апартеид…
Продюсеры картины «Собачий мир» были в восторге от полученной прибыли, поэтому и следующий проект отважных документалистов Гуалтьеро Джакопетти и Франко Проспери «Прощай, Африка», моментально получил от них «зеленый свет». Начиная работу над этим фильмом, его авторы еще не знали, что ему суждено стать самой скандальной лентой в их карьере. А началось все с короткого письма подруги Джакопетти, в котором она писала: «Я сейчас в Африке, и Африка меняется». Африка, когда-то идеализированная европейцами, с уходом оттуда колониальных завоевателей из Португалии, Франции, и Англии, стремительно менялась, и Джакопетти решил изобразить эти изменения. На долгих три года режиссеры с киногруппой отправились на Африканский континент, чтобы своими глазами увидеть все, что происходило там в связи с обретением независимости. Но Африка, не обладавшая собственной политической элитой, готовой править людьми, была не готова к независимости, в результате чего там разразилась серия кровопролитных и жестоких войн, объективным свидетелем которых и стала беспристрастная камера документалистов. Не имея какого-либо жесткого расписания в своем путешествии по Африке, Джакопетти и Проспери оперативно направлялись туда, где случалась очередная заварушка, и однажды это чуть не стоило им жизни. Будучи в Кении во время мусульманского восстания, документалисты решили поговорить с повстанцами, для чего отправились в самую гущу событий, где были схвачены, и со связанными за спиной руками поставлены к стенке. На этом и закончилась бы жизнь отважных кинематографистов, если бы не вошедший в последнюю минуту офицер, закричавший расстрельной бригаде-«Стойте! Они не англичане, а итальянцы!». Хотя этот эпизод был наиболее опасным из всех африканских приключений, серьезный риск для жизни присутствовал практически всегда, так как зачастую камеры снимали прямо на передовой разборки очередного африканского правителя. Так как практически вся Африка превратилась в середине шестидесятых годов в сплошное поле битвы, то большая часть отснятого документалистами материала содержала насилие в той или иной его форме. Особенно сильные кадры удалось снять в Конго, из-за которых, собственно говоря, в Италии и разразился скандал. Некий террорист поджег деревенскую школу с тридцатью учениками и учителем, а когда на место трагедии подоспели наемники с документалистами, то один из солдат неожиданно вытащил пистолет, и прямо перед камерой двумя выстрелами в упор убил негритянку. Разумеется, это вызвало грандиозный скандал не только в Италии, но и по всему миру, ведь было очевидно, что людей реально убивают перед камерой. Вопрос был в другом: делалось ли это специально для съемок по команде режиссера, или документалисты лишь удачно оказались в нужном месте в нужное время, чтобы заснять все эти события. Однако проблемы для картины на этом не закончились, так как в игру вступили политики, внезапно осознавшие, что фильм не дает выгодного им образа свободной и счастливой Африки, наконец-то избавившейся от колониализма, показывая настоящее положение вещей и тот факт, что Африка на данном этапе абсолютно не готова к неожиданно свалившейся на нее независимости. Все эти скандалы, предварявшие выход фильма на экраны, лишь разогревали интерес публики, благодаря чему лента получила отличную кассу, в очередной раз несказанно порадовав продюсеров. Но вместе с деньгами на голову авторов посыпался вал критики, обвинявшей Джакопетти и Проспери в расизме. Во Франции, к примеру, правительство Де Голля запретило дистрибьютору прокатывать ленту, снабдив, правда, свой запрет щедрой денежной компенсацией и даже орденом Почетного Легиона! В Штатах, в свою очередь, оригинальный закадровый текст фильма был переведен с существенными искажениями, чтобы уберечь владельцев кинотеатров и дистрибьютора от волнений негов. Для обоих партнеров «Прощай, Африка» стал самым важным проектом их жизни, в создание которого они вложили массу времени и сил, постоянно находясь «на грани». Тем им обидней было, после стольких усилий, прослыть во всем мире циничными кровавыми расистами. Когда в начале шестидесятых годов прошлого века колониальное правление африканским континентом подошло к концу, многим стало очевидно, что старая добрая Африка умирает, и на смену ей приходит нечто новое. Посвятив три года своей жизни съемке этого фильма, отважные и бескомпромиссные документалисты Джакопетти и Проспери получили новый хит, который, впрочем, серьезно подпортил их репутацию, ввязав в пучину нелицеприятных скандалов. Этот неприятный факт, впрочем, никоим образом не сказался на качестве самой ленты, которая стала настоящим шедевром творческого тандема. Снабженная замечательной музыкой Рица Ортолани, эта лента повествует о всех этапах освобождения Африки от колониального владычества. Все начиналось, разумеется, цивилизованно: белые колонизаторы передавали власть народным черным политикам и возвращались в старушку Европу. А те, кто не желал покидать ухоженные и цветущие фермы, конечно, оставались, но на свой страх и риск. А уж страха и риска новоиспеченные хозяева жизни предоставили белым по полной программе: некоторых просто убили, а другие, видя такой расклад, быстро одумались, и за копейки распродав имущество, уехали в Европу и Америку. Их бывшие владения по справедливости поделило чернокожее население, сделав из шикарных некогда особняков коммунальные общаги трущобного типа, а цветущие сады превратив в отхожие места. Досталось и дикой природе Африки, которую белые особо и не трогали, создавая и охраняя природные заповедники, зато уж негры поработали над ней по полной программе! Абсолютно бесконтрольное и варварское истребление слонов, зебр, леопардов, гиппопотамов и прочей живности, в конечном итоге опустошило громадные территории, превратив их в жуткое кладбище костей, и спасением оставшихся особей были вынуждены заняться люди из организаций по защите дикой природы. Но не стоит думать, что варварскому уничтожению подверглась лишь африканская фауна, вовсе нет, сократилось количество и самих уничтожителей. Ведь сразу после ухода военных сил Европы и обретения независимости, многие африканцы занялись своим любимым делом: ожесточенной резней друг друга. Только если раньше это делалось с помощью ножей, луков и копий, что было не особо эффективным, то с попаданием в их мозолистые черные руки «Калашниковых» и «M-16», производительность труда подскочила кардинально, в десятки и даже сотни раз! При этом доставалось всем: и правым, и виноватым, и белым, и черным, и католикам и мусульманам. За всей этой кровавой вакханалией неотступно следовала камера документалистов, запечатлев в процессе поистине уникальные кадры. Однако не стоит думать, что все было настолько плохо. К примеру, в Южно-Африканской Республике, в то время, когда соседи рубили друг другу руки и жрали печень своих врагов, народ вовсю занимался виндсерфингом, ездил по шикарным автострадам и жил в комфортабельных многоквартирных домах. Правда, лишь в крупных городах (Кейптаун, Йоханесбург), и отдельно друг от друга. Политика апартеида называется. Зато открыто хоть друг друга не резали, так только, исподтишка, и по ночам. Не занимая ничью сторону, этот фильм, однако, получился у документалистов очень политическим, причем его очевидное послание о том, что независимость на Африку свалилась неожиданно и рано, и европейцам нужно было уходить оттуда постепенно, не понравился ни левым, ни правым, ни в Европе, ни в Америке. Ну, а про скандалы, преследовавшие создателей во время и после выхода этого фильма, уже было сказано выше. Как бы там ни было, эту ленту ждал оглушительный и совершенно заслуженный успех, хотя его создатели уже навечно обрели славу циничных расистов и военных преступников. После провала картины «Прощай, дядя Том» (1971), Джакопетти и Проспери сделали еще один игровой фильм под названием «Mondo candido» (1975), на съемках которого произошел их неожиданный и окончательный разрыв. В лучших своих традициях, Джакопетти не думал о времени, проблемах производственной логистики и деньгах, желая снимать исключительно так, как он привык и считал нужным. В то время как Проспери, бывший продюсером, не мог списывать со счетов финансовые и производственные соображения, и считал такое поведение своего партнера по отношению к фильму вообще, и к себе в частности, исключительно некорректным. Так как каждый из них был сильной личностью, то этот конфликт в конечном итоге перерос в полный разрыв всех отношений, и с тех пор кинематографисты не общаются. «Mondo candido» стал последним фильмом Джакопетти, в то время как Проспери продолжал снимать до середины восьмидесятых годов, после чего ушел из кино. Как бы там ни было, но во время совместной работы эти люди не только перевернули все представления о документальном кино, но и создали новый, уникальный «mondo» жанр, также известный под названием «shockumentary». Расцвет этого жанра пришелся на середину шестидесятых годов прошлого века, но в конце семидесятых он возродился с новой силой и в более брутальном виде, подпитываемый такими фильмами как «Шокирующая Азия» (1974) и «Лики смерти» (1978). В восьмидесятые годы, с повсеместным распространением видеомагнитофонов, жанр уже не развивался, живя за счет дешевых поделок («Mondo Cane 2000: l'Incredibile», 1988) и бесконечных продолжений полюбившихся сериалов. Ну, а в девяностых годах, этот некогда революционный и свежий жанр, окончательно деградировал в кровавые компиляции реальных смертей для больных рассудком граждан, самые известные из которых-«Traces of Death» и «Faces of Gore». Помимо основателей жанра, Джакопетти и Проспери, стоит также упомянуть братьев Кастильони, в 1969 году начавших собственную серию брутальных «mondo»-фильмов. Не ушел из жанра и оператор Антонио Климати, снимавший еще для Джакопетти и Проспери, а в 1974 году совместно с Марио Моррой снявший собственную «Savage Trilogy» («Savage Man-Savage Beast», «This Violent World» и «Sweet and Savage»), продюсером которой выступил Франко Проспери. Картина получила приз «David di Donatello» за лучший документальный фильм (вместе с фильмами «Библия», 1966 и «Синьоры и сеньориты», 1965). Аналогичные фильмы «Собачий мир 1-2» (1962), «Женщины мира» (1963) и «Прощай, дядя Том» (1971). Интересно, что, несмотря на то, что в Великобритании вырезали почти половину оригинального материала фильма, их версия оказалась значительно жестче, так как были убраны слащавые или нейтральные эпизоды, а оставлены самые кровавые и насыщенные насилием. Оценка 3 балла.

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа