Энциклопедия фильмов ужасов и фантастики  Энциклопедия советского кино

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа

Aguirre, Der Zorn Gottes

«АГИРРЕ-ГНЕВ БОЖИЙ»
(Aguirre, Der Zorn Gottes)

ФРГ-Перу-Мексика, 1972, 100 мин., «Ingram International Films»
Режиссер, продюсер и сценарист Вернер Херцог, композиторы Даниэль Фишелшер и Флориан Фрике
В ролях Клаус Кински, Елена Рохо, Сесилия Ривера, Дель Негро, Питер Берлинг

В 1560 году испанская экспедиция под руководством Гонсало Пицарро отправляется на поиски Эльдорадо, мифического края, придуманного индейцами, которые подвергались притеснению со стороны испанцев. Монах Гаспар де Карбахал ведет дневник путешествия. После перехода через ущелья Андов, участники экспедиции попадают в бескрайнюю зону болот. Пицарро решает построить три плота и отправить по одному из ответвлений Амазонки сорок человек на поиски индейцев. Во главе отряда становятся Дон Педро де Урсуа и Дон Лопе де Агирре. Быстрый спуск по реке оказался крайне опасным. Люди на одном из плотов попадают в водоворот и становятся жертвами таинственных индейцев, которых никто никогда не видел. Агирре не имеет никакого желания возвращаться к Пицарро. Стремящийся завоевать славу, как Кортес в Мексике, он разрушает плоты и поднимает восстание, в результате которого Урсуа отстранен от власти и ранен. Вместо него Агирре ставит Гузмана, которого намеревается объявить императором Эльдорадо. В результате импровизированного судебного процесса он приговаривает Урсуа к казни через повешение, но Гузман объявляет помилование. Экспедиция находит в одной деревне останки костей людей, что доказывает присутствие каннибалов. Течение реки становится спокойным, и продвижение плота замедляется. Одного человека убивают миниатюрной стрелой, выпущенной невидимым противником. Карбахал пытается обратить в свою веру индейцев и убедить их, что Библия несет в себе слово Божье. «Там его нет»-говорят индейцы, отбрасывая книгу, перед тем, как быть убитыми. Позднее погибает Гузман, и Агирре посылает солдат, чтобы они повесили Урсуа. По мере продвижения плота, индейцы толпятся на берегу, испуская вопли. Смысл их жестикуляций: «Вот проплывает свежее мясо!». Испанцы сжигают деревню и ступают на землю, которой они давно были лишены. Невеста Урсуа исчезает в лесу, а Агирре отрубает голову солдату, который хочет повернуть назад. Другие члены экспедиции падают под ударами невидимых врагов. Плот попадает в водоворот. Моральный климат среди оставшихся в живых становится очень низким. Люди отупели от усталости. Им видится корабль на верхушке дерева. Карбахал, а затем и дочь Агирре ранены стрелами индейцев. Свой заключительный монолог по поводу будущих завоеваний Агирре произносит уже в то время, когда его плот полон обезьян…
После нескольких короткометражных картин, адресованных узкой части публики (за исключением фильма «Карлики тоже начинали с малого», 1971), Вернер Херцог в 1972 году выпускает восхитительный документальный фильм о людях с физическими недостатками «Страна молчания и страха», который вместе с «Агирре-гневом Божим» поражает своей оригинальностью и разносторонностью. Этой картиной открылся короткий период гениальной созидательности режиссера (1972-1974). Через безумную манию величия своих героев Вернер Херцог выразил в этих мечтателях стремление к несбыточному. Пышная неторопливость повествования, вовлечение в захватывающее действие фильма роскошной природы и подстерегающих героев опасностей, выражают идею неудержимого прогресса и одновременно бесполезности славы. Поражение без исторического резонанса может иметь только эстетическое обоснование. Фильм Херцога показывает также абсурдность колонизации и миссионерства. Режиссер снимал фильм на естественных просторах Перу с риском для жизни, но громадный успех компенсировал все затруднения. Съемки фильма были опасными и конфликтными. Режиссер рассказывал об этом в одном из интервью: «Большинство рискованных трюков снимались мной и оператором. Мы были единственными на плоту, вынужденные передвигаться повсюду. Другие были привязаны к плоту. Если кто-то падал с плота или попадал в водоворот, то только мы могли спасти его. Нас просто невозможно было привязать, нам было необходимо одновременно находиться в разных местах». Клаус Кински считал, что погружение его героя в пучину безумия должно сопровождаться криками, рыданиями, гневом и пеной у рта. Вернер Херцог же хотел снять все без проявления внешних эффектов, сделав акцент на внутреннем сумасшествии героя. Это спровоцировало на съемках бурную дискуссию между актером и режиссером. В конце концов, Херцог взял вверх: когда была дана команда «Мотор!», у Клауса Кински уже просто не было сил и эмоций на проявление внешних признаков безумия. Фильм был снят с небольшим количеством естественного звука и потом был дублирован в Германии. Его бюджет составил 360 тысяч долларов, треть которого пошла на гонорар Клауса Кински. Несмотря на то, что в начале фильма титры гласят, что картина снята на основе дневников монаха Гаспара де Карбахала, режиссер Вернер Херцог впоследствии заявлял, что это было придумано специально, чтобы придать сюжету историческую достоверность, а никаких дневников он не читал. Однако сам Карбахал в реальности существовал, но он не участвовал в экспедиции Агирре, а путешествовал приблизительно двадцатью годами ранее. Также Херцог рассказывал, что в один момент Клаус Кински начал ему угрожать покинуть проект. Тогда режиссер взял пистолет и направил его на актера, предупреждая, что если он уйдет, то он выстрелит. Херцог был так взбешен, что действительно собирался это сделать. Ближе к концу съемок Херцог обнаружил, что все отснятые бобины с фильмом не дошли из Перу до места назначения, и посчитал их потерянными. И лишь спустя несколько недель в аэропорту Лимы обнаружили багаж Херцога, который просто забыли отправить. Большая часть фильма, а также несколько других работ Херцога было снято 35-милиметровой кинокамерой, которую он украл из киношколы, где учился. Впоследствии Херцог с готовностью признался в краже, но попытался оправдать ее значимостью фильмов, которые он этой камерой снял. Множество сцен в картине были сняты без репетиций и дублей, а произносимый актерами тест был помесью из сценария и естественных реакций актеров на происходящие события. Например, в одной из начальных сцен, когда экипаж, в котором едет дочь Агирре, вот-вот перевернется, в кадре оказывается рука, поддерживающая актеров. Рука принадлежала самому Вернеру Херцогу. Вообще практически все сцены и эпизоды фильма были сняты спонтанно. Режиссер рассказывал, что написал сценарий за 2, 5 дня, когда ездил со своей футбольной командой на матчи в автобусе. После одной игры команда напилась и одного из игроков, сидящего позади Херцога, вырвало на его пишущую машинку. Множество листов сценария пропало, так как Херцог не смог разобрать напечатанное и выбросил их в окно. Также он даже не смог вспомнить, что написал, так как был также пьян. Во время одной из сцен в деревне Клаус Кински ударил одного из членов съемочной бригады по голове своим мечом. Мужчине спас жизнь только его шлем, настолько сильным был удар. Позже Кински рассказывал, что во время съемок финальной сцены его действительно покусали обезьяны. Журнал «Entertainment Weekly» поставил картину на 46-е место в своем списке «Пятидесяти культовых фильмов всех времен». Интересно, что съемочная группа фильма насчитывала всего 8 человек. Это первое сотрудничество режиссера и Клауса Кински, которое продлилось следующие 15 лет. Во время одних ночных съемок Клаус Кински развлекался тем, что стрелял в темноту из ружья. Одна из пуль случайно оторвала палец на руке одному из участников массовки. Херцог немедленно отобрал ружье у Кински и оно до сих пор находится у него. Французы номинировали картину на свой приз «Сезар» как лучшую иностранную ленту. Немцы вручили фильму приз своей киноакадемии за лучшую операторскую работу. Оценка 4 балла.

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа