Энциклопедия фильмов ужасов и фантастики  Энциклопедия советского кино

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа

Alien-4. Resurrection

«ЧУЖОЙ-4. ВОСКРЕШЕНИЕ»
(Alien-4. Resurrection)

США, 1997, 109 мин., «20th Century Fox/Brandywine»
Режиссер Жан-Пьер Жене, композитор Джон Фризелл, продюсеры Сигурни Уивер и Уолтер Хилл
В ролях Сигурни Уивер, Вайнона Райдер, Рон Перлман, Брэд Дуриф, Дэн Хедайя, Майкл Уинкотт

Эллен Рипли погибла в борьбе с непобедимым монстром. Через двести лет в результате научного эксперимента она возвращается к жизни. Группа ученых клонирует Рипли вместе с предводительницей «чужих» внутри нее в надежде получить абсолютное оружие. Появившиеся монстры начинают убивать ученых и астронавтов. Но, воскреснув, Рипли преподносит своим создателям и «чужим» немало сюрпризов. Вскоре космический корабль охватывает ужас, и ситуация выходит из-под контроля. Для продолжения борьбы Рипли вынуждена объединиться с бандой контрабандистов…
Монстры и спецэффекты делались при помощи компьютеров и скатились до уровня динозавров из фильма «Парк юрского периода» (1993). Сейчас скучаешь по куклам, костюмам и моделям из первых трех фильмов. Вам интересно смотреть, как «чужие» разговаривают между собой? Вы хотите увидеть сложные отношения между королевой «чужих» и новорожденным? Единственная сцена, заслуживающая внимания-это сцена под водой. Очень много эпизодов довольно неплохих, но они не принадлежат струе, в которой построена сага о «чужих». Они совсем из другой оперы. Очень много кровавых сцен, как у Питера Джексона. Эпизод с огромным количеством крови в операционной, парень, вытаскивающий мозг из своей раненой головы. «Чужой», разрывающий грудь одного и голову другого человека, замороженный парень, разбивающийся на кусочки. Отвратительные моменты с ошибками в клонировании, полу-человек, полу-чудовище, разрывающаяся голова. Но если в предыдущих фильмах эти фрагменты выглядели реалистично, то здесь они доведены до уровня фарса. Ничего нового в сагу о «чужих» фильм не внес. Сценарий написал Джосс Уидон, известный по работе над телесериалами «Баффи-истребительница вампиров» (1992) и «Ангел» (1999). Единственный актер, помимо, естественно Сигурни Уивер, кто появился более, чем в одном фильме-это Лэнс Хэнриксен. Появление Жан-Пьера Жене в этом проекте легко объяснимо: первые картины снимали англичанин и канадец, а единственный американский фильм провалился. Потому компания «20th Century Fox» искала европейского режиссера для постановки четвертого фильма. После долгих и не оправдавших себя переговоров с Дэнни Бойлом («На игле», 1996; «Strumpet», 2001) их выбор пал на Жан-Пьера Жене, поставившего вместе с Марком Каро картины «Деликатесы» (1991) и «Город затерянных детей» (1995). В одном продюсеры не просчитались: Жене не только уже имел опыт работы с большим бюджетом, но и умело создавал в своих фильмах атмосферу, близкую к саге о «чужом». В эстетике его изобретательных и мрачных фильмов нашла свое экранное воплощение концепция «конца гуманизма»: на смену человеку приходят новые, полутехнологические, полумутационные существа. В данной картине удачно повенчались идущая от Жана-Пьера Жене европейская идея «конца гуманизма» и идущая от политкорректности идея примирения с монстром. Наложившись на требование жанра, они дали в результате незаурядную ленту. Режиссер сразу подошел к вопросу серьезно: он привлек к делу своих проверенных актеров и коренным образом переписал сценарий. В результате идеология фильма претерпела столь сильную трансформацию, что бывалые поклонники сериала содрогнулись. В картине слияние Рипли и «чужого» становится необратимым: после клонирования героиня не только выступает как «мать монстров», но и приобретает монстрообразные черты-ее кровь превратилась в кислоту, а скорость реакции сделалась несопоставимой с человеческой. Сходство подчеркивается и визуально: в одной из первых сцен после побега «чужих» монстр проламывает стену в комнате Рипли, в то время как героиня с той же скоростью ломает другую, а первая встреча Рипли с пиратами сопровождается значимым кадром: из груди мертвого человека вылезает дуло, а вслед появляется сама Рипли. Мотив «чуждости» Рипли неожиданно усиливается: финальная реплика героини «I'm myself a stranger here» переводится как «Я и сама здесь чужая». Как всегда у Жана-Пьера Жене, под прицелом оказывается само понятие человеческого. Характерен образ девушки Колл-это киборг второго поколения, сделанный другими киборгами и, следовательно, как бы рожденный ими. Так получает развитие мотив «странных родов», но не только. Именно Колл выступает в картине защитницей Земли, частично беря на себя функции Рипли первых серий. Героиня Сигурни Уивер, напротив, оказывается образцовым киборгом-смесью человека и животного, да еще и полученного благодаря фантастическим технологиям будущего. В треугольнике Колл-Рипли-«чужой» былая героиня занимает не столько центральное место, сколько является главным связующим элементом: разумеется, Колл-ее «дочь», так же как и новорожденная «чужая»-плод «брака» с монстром. Лишь между Колл и «чужим» невозможен никакой контакт, кроме взаимного убийства. Девушка-андроид окончательно занимает место, которое отводилось Рипли в первых фильмах, представителя человечества, сражающегося с монстрами. «Чужой» Ридли Скотта был классическим horror’ом, где напряжение нагнеталось за счет почти хичкоковского suspens’а. «Чужие» Джеймса Камерона стали фильмом-action, с еще более впечатляющими спецэффектами и еще более героической Рипли. «Чужой-3» Дэвида Финчера был религиозной притчей в обертке фантастического боевика, а данный фильм не то авторским кино, не то модифицированным философским киберпанком. Интереснее всего, что два последних фильма все больше и больше отходят от чистого жанра в сторону кино элитарного и проблемного. Трудно представить себе фильм, который смог бы достойно вписаться в этот ряд. Так что, возможно, Жан-Пьеру Жене удалось то, чего не смог сделать Дэвид Финчер: его картина может оказаться последней. Впрочем, говорят, Сигурни Уивер уже предложили 25 миллионов за следующую Рипли. Роль Вайноны Райдер первоначально предлагали Анжелине Джоли («Киборг-2», 1993; «Хакеры», 1995; «Изображая Бога», 1997; «Адская кухня», 1998; «Собиратель костей», 1999; «Угнать за 60 секунд», 2000; «Лара Крофт-расхитительница гробниц», 2001). Во время съемок подводного эпизода чуть не утонули Вайнона Райдер и Рон Перлман. Рон ударился головой о потолок, пытаясь всплыть на поверхность. Он потерял сознание, и его спасли находившиеся рядом спасатели. Интересно, что знаменитый бросок баскетбольного мяча в кольцо получился у Сигурни Уивер с первого раза, хотя режиссер настаивал на монтаже, не желая тратить время, пока актриса попадет в кольцо. Увидев заброшенный с первого же дубля мяч, ошарашенный Рон Перлман повернулся к камере и произнес «О, Боже!», хотя должен был говорить совсем другой текст. Монтажеры картины, отсмотрев эпизод, пришли к выводу, что он подходит. Но режиссер отнесся к успеху Уивер скептически, заметив, что публика все равно посчитает это монтажом, так как мяч на секунду вылетает из кадра. Тем не менее, Уивер настояла на включении именно этого дубля в картину, сказав, что это был один из ее самых лучших моментов в жизни после свадьбы и рождения ребенка. Это первый сольный фильм Жана-Пьера Жене как режиссера. Гонорар Сигурни Уивер составил 11 миллионов долларов: больше, чем весь бюджет первого фильма. Для съемок фильма было построено всего две декорации космического корабля, хотя складывается впечатление, что коридоров и помещений очень много. Для подводных сцен в воду было добавлено немного молока, так как вода была слишком прозрачной. Заполнение этого резервуара водой длилось семь дней. Актеры не одну неделю посещали тренировки по подводному плаванию (за исключением Уивер, которая в то время играла в бродвейской пьесе). Съемки этих сцен заняли три недели. «Чужому» специально приделали глаза, чтобы отвязаться от критиков, вопрошавших, как видел «чужой» в предыдущих трех частях, если у него нет ярко выраженных глаз. Роль Кристи была написана специально для Чоу Ян-Фэта, но его менеджер и продюсер отвергли предложение. Первоначально в основе четвертого фильма саги должно было быть противостояние между «чужим» и «хищником». Персонаж доктора Врена был написан специально для Билла Мюррея. Когда продюсеры хотели вырезать сцену встречи Рипли с «чужим», которая могла быть истолкована как любовная, Уивер пригрозила им, что не будет рекламировать фильм, если они это сделают. Во время съемок режиссер еще не разговаривал по-английски, поэтому пользовался услугами переводчика. Бюджет картины в 60 миллионов долларов оказался значительно меньше того, на что рассчитывали сценаристы и режиссер. Дэнни Бойл отказался от режиссерского кресла, предпочтя снять фильм «A Life Less Ordinary» (1997). Также на режиссерское кресло претендовал Дэвид Кроненберг. Ганс-Руди Гигер был очень недоволен тем, что его имя не было указано в титрах, и направил на студию «20th Century Fox» гневное письмо. Сигурни Уивер согласилась на роль во много потому, что ей понравился эпизод, где она видит семь своих предыдущих клонов (сама она является восьмой попыткой). Рон Перлман сам исполнил трюк со стрельбой из двух пистолетов, вися на лестнице вверх ногами, после чего у него сильно болели мышцы ног. Вайнона Райдер была большой поклонницей первого фильма, поэтому с большим удовольствием приняла приглашение сняться в картине со своим кумиром Сигурни Уивер. Партнер Жана-Пьера Жене по фильмам «Деликатесы» и «Город затерянных детей» Марк Каро не выказал интереса к этому фильму и на время съемок даже покинул Лос-Анджелес. Это единственный фильм саги, снятый не в Англии, во многом потому, что Сигурни Уивер, будучи со-продюсером, не захотела лететь через океан. Правда, съемочная группа столкнулась со сложностями при поиске больших студий для съемок в Голливуде, где в то время снимали такие мощные картины, как «Титаник» (1997), «Парк юрского периода-2» (1997) и «Звездный десант» (1997). Концовка картины предусматривалась еще в первом фильме, но ее не сняли из-за ограниченного бюджета. При бюджете в 70 миллионов долларов картина по всему миру собрала 161 миллион. Академия фантастических фильмов, фэнтази и фильмов ужасов США номинировала картину на свой приз «Сатурн» за лучшую режиссуру, костюмы, спецэффекты, актрису (Уивер), актрису второго плана (Райдер) и как лучший фантастический фильм года. Спецэффектами занимались компании «Amalgamated Dynamics», «Vertex International», «Blue Sky/VIFX» и «Hunter/Gratzner Industries». Оценка 4 балла.

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа