The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man  The Elephant Man


The Elephant Man

«ЧЕЛОВЕК-СЛОН»
(The Elephant Man)

США-Великобритания, 1980, 125 мин., ч/б, «Paramount»
Режиссер и сценарист Дэвид Линч, композитор Джон Моррис
В ролях Джон Херт, Энтони Хопкинс, Энн Бэнкрофт, Джон Гилгуд, Уэнди Хиллер, Фредди Джонс

Лондон. 1894 год. Хирург и профессор анатомии Фредерик Тревес посещает ярмарочный аттракцион под названием «Человек-слон». Выступающему в нем Джону Меррику 21 год. Его мать на четвертом месяце беременности разродилась уродом. В детстве Меррик болел хроническим бронхитом, его тело было покрыто опухолью, и позвоночник сильно искривился. Кроме этого, его лицо и череп подверглись уникальной деформации. Профессор Тревес договаривается с владельцем аттракциона Бейтсом, чтобы он отправил Меррика в его госпиталь. Там он осматривает Меррика и показывает своим коллегам. Профессор считает, что Меррик-прирожденный идиот. Тревес помещает его в госпиталь. Он пытается заставить Меррика произнести несколько элементарных слов. После чего устраивает встречу Меррика с главным врачом госпиталя, Карром Гомом, который уходит с твердым убеждением, что пациент механически повторяет слова, которые Тревес вкладывает в его уста. Но когда ученые случайно слышат, как Меррик рассказывает библейские псалмы, то меняют свою точку зрения. Через некоторое время профессор Тревес замечает, что Меррик может говорить и писать как обычный человек его возраста. Но из-за повышенной чувствительности и страданий, которые ему довелось перенести, он просто стесняется. Тревес узнает о мучениях, которые Меррику пришлось вытерпеть, когда он был в жестоких руках владельца аттракциона Бейтса. Профессор Тревес приглашает Меррика выпить чаю в компании с его женой. Меррика до слез трогает ее красота. Мало-помалу, человек-слон становится местной знаменитостью. Актриса Мадж Кендал приходит посмотреть на него и дарит ему книги. Меррик начинает посещать места, где собираются представители высшего лондонского света. Королева присылает в Совет администрации госпиталя послание с поздравлениями, касающимися предоставления приюта Меррику. Это кладет конец пререканиям между членами Совета, которые хотят выгнать его из госпиталя, и сторонниками профессора Тревеса. Меррика размещают в отдельной палате. Предприимчивый служащий госпиталя организовывает тайные платные визиты к монстру. Клиенты, которых он приводит в палату Меррика, смотрят на любопытного пациента и унижают его. Однажды среди посетителей оказывается Бейтс, который хочет вернуть своего человека-слона. Мучения Меррика начинаются снова. Однажды ночью Бейтс запирает его в клетке для обезьян. На следующий день посетители ярмарки освобождают Меррика и сажают на пароход. На свободе Меррика преследуют взрослые и дети. Полицейский приводит его в госпиталь. У Меррика снова начинается спокойная жизнь, и он начинает общаться с Тревесом. Тот впервые приводит его в театр. Мадж Кендал посвящает ему спектакль, и Меррику аплодирует публика. Этим же вечером он заканчивает делать маленький макет церковного собора, ложится на кровать и умирает…
Второй фильм Дэвида Линча в некотором смысле противоположен первому. «Головоластик» (1976) дает реалистичную силу истории экстравагантной и фантастической. «Человек-слон» наоборот придает фантастическую широту реалистичной интриге, основанной на биографии реального человека. Героя «Головоластика» к концу картины становится все более и более невозможно, просто невыносимо видеть. Персонаж «Человека-слона» по ходу повествования все более прогрессирует в сторону гуманности, и это особенно видно по зрителю, который сам становится все более человечным. В этой эволюции заключено самое существенное послание фильма. Очевидно, что «Головоластик» был предназначен для ограниченного круга зрителей, а «Человек-слон»-для более широкой публики. Свой интерес к странному, загадочному, чудовищному, которое существует в обычной жизни и вызывает большей частью неприятие и раздражение окружающих, тридцатичетырехлетний Дэвид Линч наиболее тонко и деликатно, без эпатажа, а потому с триумфом выразил в этой картине. Он максимально аутентично, приближенно к среде викторианской Англии, но стилизованно, как бы в духе первых немых картин рассказывает историю Джона Меррика, человека-слона, прозванного так за свою деформированную голову, которую скрывает в специальном балахоне из мешковины с прорезями для глаз. Но режиссер стремится пробудить человеческое сочувствие к герою, лишенному любви и тепла. Изгой из касты неприкасаемых превращен в забавный экспонат кунсткамеры, посмешище в балаганах, объект травли и презрения со стороны аристократической знати и охочей до скандала прочей публики. Только обратившись к известному профессору Тревесу с просьбой о помощи, Джон Меррик впервые встречает понимание и заинтересованное участие в своей судьбе. Стиль высокой мелодрамы, призванной вызывать благородные и светлые чувства, по всей видимости, привлекал американских зрителей и в пьесе, которая шла на Бродвее. Фильм Линча тоже добился хороших результатов в прокате, что было редкостью для подобного сложного произведения. Режиссер не ограничился сентиментальным повествованием, выстроив целый ряд литературных и кинематографических отсылок (от Виктора Гюго до Гастона Леру, от призрака оперы в исполнении Лона Чейни до настоящих уродов в ленте «Уроды» Тода Броунинга), поставив картину в ряд изысканий создателей готических историй о мире ужасного. Дэвиду Линчу не случайно понадобился опытный английский оператор Фредди Франсис, который сам поставил несколько картин о загробных и сверхъестественных силах. Традиции европейской классической манеры изображения запредельного и ирреального искусно переплетаются с принципами слезливого показа различных монстров в американском кино, где чудовище должно быть внешне неприятным, даже противным, но в конечном счете провоцировать жалость («Франкенштейн», 1931; «Кинг-Конг», 1933). Линч склонен предпочесть подлинное уродство вместо придуманного, снять словно черно-белую хронику взамен фантастических ужасов, чтобы отвращение было смешано с чувством стыда. Джон Меррик, человек-слон, показываемый на ярмарках и аттракционах-будто зверь в клетке, выставленный на потеху зевак, которые начинают испытывать гадкое тайное ощущение превосходства над ним. Лента Линча, не исключающая ответного отклика растроганных зрителей, сделана, тем не менее, строго и дистанционно по отношению к странной истории, которая кажется лишь частным примером куда более ужасной действительности, скрытой под покрывалом благочинного, изысканного, почти ритуального существования викторианской Англии. Похожий фильм в 1974 году поставил Вернер Херцог под названием «Загадка Каспара Хаузера». В том же 1980 году вышел американский телефильм «Человек-слон», поставленный Джеком Хофсиссом. Гримом занимался Стюарт Крейг, работавший над картинами «Супермен» (1978), «Сатурн-3» (1980), «История мира» (1981), «Ганди» (1982), «Грейсток» (1984), «Опасные связи» (1988), «Английский пациент» (1996), «Ноттинг-Хилл» (1999), «Гарри Поттер и философский камень» (2001). Картина номинировалась на «Оскар» за лучшее художественное оформление, костюмы, режиссуру, актера (Джон Херт), адаптированный сценарий, музыку, монтаж Анны Коатс («Лоуренс Аравийский», 1962; «Беккет», 1964; «На линии огня», 1993; «Вне поля зрения», 1998) и как лучший фильм года. На кинофестивале в Аворьязе картина получила Гран-при. На «Золотой глобус» картина номинировалась за лучшую режиссуру, сценарий, актера (Херт) и как лучший фильм года. Англичане вручили картине свой приз «BAFTA» за лучшее художественное оформление, актера (Херт) и как лучшему фильму года, а номинировали за лучшую режиссуру, сценарий, монтаж и операторскую работу. Картина также номинировалась на две музыкальные премии «Грэмми». Французы вручили картине свой приз «Сезар» как лучшему иностранному фильму года. Настоящее имя Меррика не Джон, а Джозеф Кэри. Он родился в Лейсестере в 1862 году, а умер в лондонском госпитале в 1890 году от очень редкой болезни. Грим актеру Джону Херту каждый раз наносился в течение 12 часов. При бюджете в 5 миллионов долларов картина в прокате США собрала 26 миллионов.