Энциклопедия фильмов ужасов и фантастики  Энциклопедия советского кино

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа

The Matrix-3. Revolutions

«МАТРИЦА-3. РЕВОЛЮЦИЯ»
(The Matrix-3. Revolutions)

США, 2003, 129 мин., «Warner/Village Roadshow Pictures»
Режиссеры, сценаристы и продюсеры Энди и Ларри Вачовски, композитор Дон Дэвис
В ролях Кеану Ривз, Лоуренс Фишберн, Моника Белуччи, Кэрри-Энн Мосс

После тотальной матричной перезагрузки, когда избранный Нео, беседуя с Архитектором, презрел счастье всех угнетенных зионцев и выбрал жизнь Тринити в обмен на существование подземного города, ничего не изменилось. Бесчисленная армия машин продолжает бурить подходы к подземной цитадели человеческой цивилизации, городу Зиону. Несмотря на мужественность командования и геройский настрой всего населения, порядок вещей предопределён-лишь только Нео может избавить людей от гнёта Матрицы. Нео, тем временем, по необъяснимым причинам застрял меж двух миров, на вокзале, принадлежащем Мировингу. Через него программы могут переходить из одного пространства в другое, однако Нео этот путь заказан. Его сподвижникам, Тринити и Морфеусу, приходиться нанести визит ироничному французу, пару которому по-прежнему составляет соблазнительница Персефона. Им удаётся вывести Нео из замкнутого круга, после чего тот решает навестить Пифию, прорицательницу, устами которой глаголет истина. Нео пытается выяснить, как ему удалось укротить вне Матрицы машин-охотников, почему Пифия сразу не рассказала ему об Архитекторе Матрицы, о том, что история с «избранным» повторялась уже неоднократно, и когда же наконец закончится война между машинами и людьми? Считанные часы остаются до того момента, когда границы Зиона будут атакованы. Нео берёт тайм-аут, чтобы осмыслить действия, и понять, что от его выбора зависит дальнейшая история не только человечества, но и машин…
Первая картина создавалась как увлекательный фильм, поражающий своими спецэффектами и сюжетом. «Матрица» была гениальна, потому что воплотила все увлечения, фобии, страхи и чаяния современного человека. Она уловила если не все, то уж наверняка большинство веяний времени. Она собрала главные темы двадцатого века: и компьютерный ремейк афоризма «вся жизнь-игра», и увлечение восточными религиями, и боязнь бунта машин, и смутное ожидание мессии-в одну точку и поставила точку над «i». У «Матрицы» был всего один промах. С самого начала главная идея фильма была идеей религиозной. Нео-мессия, который должен спасти человечество. Он-личность, в одном ряду стоящая с Христом, Моисеем, Лао-Цзы и Буддой. И у «Матрицы» были все шансы создать свою, новую религию. Тогда рядом с храмами, мечетями и пагодами выросли бы железобетонные здания с тонированными стеклами. Вместо икон в новых церквах стояли бы мониторы с льющимися вниз зелеными цифрами, а жрецы в черных очках наставляли бы юных хакеров, как вскрыть сервер города машин. Если и не церковь с религией, то шансы сделать секту у «Матрицы» были. Третья «Матрица» повествует о страшных истинах бытия, в тонкостях разрабатывает философию, однако ее откровения не более чем сказка. Поняв это, видишь, как Нео из спасителя превращается в клоуна, Тринити-в его ассистента, а город людей-в бумажную декорацию любительского театра. Третьей частью режиссеры поставили в истории такую точку, которой уже никто не ожидал. И которой вообще было трудно ожидать в 1999 году, когда все начиналось. Ведь что собой представлял проект «Матрица» на стартовом этапе? Кино, в котором большой бюджет странным образом уживался с «независимым» контекстом и довольно продвинутой идейной базой. Это был фильм для всех, но умный. Все, что касается визуально-зрелищной линии фильма, продумано и выполнено на безоговорочно первоклассном уровне. В итоге, мы получили чистый Голливуд, стопроцентный и беспримесный, с дутым пафосом и хэппи-эндом, но настолько профессионально сделанный, что даже ругать не хочется. У третьей «Матрицы» вдобавок к изложенным парадоксам прибавился еще один: как совместить пессимизм фильма с хэппи-эндом. Чем закончилась вторая часть? Машины отказались от услуг строптивого Нео, который предпочел человечеству свою возлюбленную. Город людей падет с минуты на минуту. Мессия утратил веру в себя. Но нужно найти выход. И сценаристы нашли его. Правда, оплатили это слишком дорого: за бортом осталась вся серьезность замысла, вся концепция фильма. Полет фантазии братьев Вачовски с выпуском очередной серии набирал обороты, и к третьей от прежней эстетики не осталось и следа. За это пришлось поплатиться логикой развития сюжета и поставить в конце гнусное кричащее многоточие. Главную часть фильма составляет решающая схватка между людьми и машинами-массовость и мрачная абсурдность дизайна этой технической вакханалии восхищают и подавляют. По гигантскому экрану мечутся рои стальных кальмаров, с угрожающим лязгом маршируют армады монстроподобных роботов-манипуляторов, из-под трескающихся сводов обрушиваются снаряды, зубастые, как крокодилы. Кошмарные пейзажи напоминают кадры с разрывающими тьму молниями. Фильм номинировался на анти-приз «Razzie» за худшую режиссуру. Академия фантастических фильмов, фэнтази и фильмов ужасов США номинировала картину на свой приз «Сатурн» за лучшие костюмы, спецэффекты, актера и актрису-дебютантов (Клэйтон Уотсон и Моника Белуччи), а также как лучший фантастический фильм года. Погибшую Глорию Фостер заменила Нона Гей, дочь известнейшего негритянского певца Марвина Гея. При бюджете в 150 миллионов долларов картина в мировом прокате собрала 412 миллионов. Оценка 3 балла.

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа