Энциклопедия фильмов ужасов и фантастики  Энциклопедия советского кино

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа

Saint Joan

«СВЯТАЯ ЖАННА Д'АРК»
(Saint Joan)

США-Великобритания, 1957, 110 мин., ч/б, «Wheel Productions»
Режиссер и продюсер Отто Премингер по Бернарду Шоу, композитор Миша Сполянский
В ролях Жан Себер, Гарри Эндрюс, Джон Гилгуд, Ричард Уидмарк, Ричард Тодд

Спокойный сон короля Карла Седьмого нарушен: он просыпается среди ночи, ему снятся кошмары. Он видит Жанну, стоящую у его ложа. «Я-сон, я снюсь тебе»-произносит она. Карл спрашивает, сильно ли она страдала на костре. Он говорит, что родители Жанны добились аннуляции процесса. «Смогут ли они аннулировать мое сожжение?»-спрашивает она с иронией. Думая о ее судьбе, король говорит: «Ты ведь всегда добивалась своего, не так ли?». Она, улыбаясь, кивает…Первый флэшбек. Уже в 17 лет она убедила Бодрикура, владельца земель вокруг Вокулера, дать ей доспехи, небольшой эскорт и рекомендательное письмо к дофину. Она рассказала Бодрикуру о голосах, приказывающих ей отправиться в Орлеан и снять с города осаду англичан. «Они идут из твоего воображения!»-заявил Бодрикур. «Конечно. Ведь именно так Господь передает нам послания»-ответила Жанна. В Шиноне некий солдат стал приставать к ней. Она предсказала ему скорую смерть-и в самом деле бедняга попал под копыта собственной лошади. При дворе она узнала Синюю Бороду-самого безобразного и неискреннего вельможу в королевстве, шутки ради заранее севшего на трон вместо дофина. Она попыталась вдохнуть в дофина смелость и энергию, хотя тот мечтал лишь о спокойной жизни вдали от сражений и был готов на любой мир. Дофин поручил ей командование войсками. Французские солдаты стояли лицом к Орлеану на другом берегу Луары и ждали, когда подует западный ветер. Жанна попросила у Дюнуа, командовавшего войсками, поручить ей возглавить атаку. Затем она помолилась, и западный ветер подул. После победы над англичанами дофин, как ему и обещала Жанна, был коронован в Реймсе под бурный рев восторженной толпы. Жанна осталась в тени, чтобы слава осветила только нового короля. Он же проявил к ней одну лишь неблагодарность, не удержав ее ни словом, когда она выразила желание уехать. Она отправилась плакать в часовню. У своего единственного друга Дюнуа она спросила, за что ее так ненавидят при дворе. Затем призналась ему: «Я слышу голоса в звоне колоколов». Но, по мнению скептика Дюнуа, за каждым ее поступком кроются обдуманные и веские причины. «Жаль, что ты ребенком не рос в моей деревне-говорит она ему-Я бы могла с тобою нянчиться». Но единственной заботой Жанны теперь был Париж: его надо было занять всенепременно. Она попыталась убедить в этом короля, пока тот играл в классы с придворными. Король сослался на нехватку денег. «Но церковь богата»-сказала Жанна, обращаясь к архиепископу, не испытывавшему к Жанне теплых чувств. Если она будет упорствовать и дальше, сказал он, ее отлучат от церкви. В Париже ее, несомненно, сожгут на костре как ведьму. «Сила господа-в его одиночестве-провозгласила Жанна-Мое одиночество и для меня станет силой». Возвращение в комнату короля и к его сну. «Тебя лее предупреждали!»-говорит Карл Жанне. Появляется граф Уорвикский. Это он заплатил, чтобы ему доставили Жанну. Он просит у нее прощения. Он руководствовался исключительно политическими мотивами, а не личными…Второй флэшбек. В тюрьме к Жанне приходит инквизитор и просит палача показать пленнице орудия пыток. Граф Уорвикский и в особенности его капеллан мэтр Стогамбер считают, что подготовка к процессу затянулась. Они жалуются на это Кошону, епископу Бове, который будет председательствовать на суде. На процессе Жанна не хочет клясться в том, что будет говорить только правду. Также она отказывается сменить мужское платье на женское, поскольку голоса запрещают ей это. «Все, что я сделала, я сделала по Божьему повелению»-таков ее главный довод в свою защиту. Узнав, что костер для нее уже готов, она признается, что голоса ее обманули, и подписывает акт отречения. Так она снова возвращается в лоно церкви. Стогамбер в ярости сообщает об этом графу Уорвикскому, который предпочел держаться в стороне от процесса. Услышав объявление о своем пожизненном заключении, Жанна восклицает: «Разжигайте огонь! Мои голоса были правы!». Ее уводят солдаты графа Уорвикского-впрочем, если бы она не разорвала бумагу, исход был бы тем же. Инквизитор не возражает. В глубине души он считает, что если на суде и была допущена ошибка, то это не такое уж большое зло, поскольку в его глазах, как он признается пораженному Кошону, Жанна невиновна: она не поняла ни одного слова, сказанного на процессе. Жанну ведут на костер через негодующую толпу. Когда загорается огонь, Стогамбер, самый пылкий обвинитель Жанны, более всех страдает от этого зрелища. Теперь он знает наверняка, что проклят. Он увязывается за графом Уорвикским, которого раздражает его несдержанность. «Уймитесь, мэтр Стогамбер»-ледяным тоном говорит ему граф Уорвикский. Возвращение в комнату короля. Появляется Когаон. После смерти он был отлучен от церкви; его тело выбросили в сточную канаву. Дюнуа по-прежнему жив. Он подтверждает, что англичан повсюду прогнали из Франции. Появляется некий солдат-тот самый англичанин, который по просьбе Жанны сколотил на костре крест из двух деревяшек. Это единственный добрый поступок, совершенный им за всю жизнь, и каждый год солдат получает за него один день свободы, который он может провести за пределами ада. Путешествуя через вечность, он сообщает раздосадованному королю, что во Франции, откуда пришлось выгнать немцев, установилась республика. Наконец, все призраки, кроме Жанны, исчезают. Король снова ложится в постель. Оставшись одна, Жанна спрашивает: «О, Господь, сотворивший эту прекрасную землю! Сколько еще пройдет времени, прежде чем она примет твоих святых? Сколько пройдет времени?». Король, по-прежнему неспокойный, поворачивается к стене…
Это один из редких проклятых фильмов в истории кинематографа. Он не только был освистан публикой и разорван на клочки критикой, но приобрел очень незаслуженную репутацию: фильма, извратившего пьесу Бернарда Шоу. Английские критики были на этот счет особенно жестоки и несправедливы. Как Отто Премингер мог извратить пьесу Шоу, если с годами все больше приближался к творчеству Шоу, если его так многое роднило с английским писателем, если у них было так много точек пересечения: скептицизм, склонность к парадоксам, отказ от сентиментальности и под оболочкой холодности и застенчивости-подлинная доброта? В «Святой Жанне Д'Арк»-как в пьесе, так и в фильме-тяга к парадоксам громко заявляет о себе в одновременно реалистичном и мифическом образе главной героини, который может понравиться (и не понравиться) и агностикам, и верующим. Парадоксально и изложение ее судьбы: на первый взгляд оно объективно, но с таким же успехом может оказаться лишь горячечным сном слабоумного монарха. Это-не только верная экранизация Шоу, но и стопроцентно авторский фильм. Как и в других фильмах режиссера «Лаура», «Веер» и «Здравствуй, грусть», реальность тут видится издалека, словно из Зазеркалья, со стороны вечности-так лучше видна вся сложность и деликатность этой реальности, нежели в призме скорых поверхностных суждений. Идея представить историю Жанны во флэшбеках, отталкиваясь от сна Карла Седьмого, принадлежит Премингеру и Грэму Грину, которые воспользовались в этих целях эпилогом пьесы Шоу. В пьесе события изложены в хронологическом порядке. Жанна, которую Джин Себер воплощает с гениальной непосредственностью и достоверностью-настоящая героиня Премингера, упрямая и чарующая, многоликая и все же цельная, чья победа обернется трагедией. Потаенная сердцевина картины-и то, что больше всего интересовало Премингера в пьесе Шоу-это отношения между Дюнуа и Жанной. Через них, как это часто случается в фильмах Премингера, мы видим, что любовь лишь тогда достойна зваться любовью, когда ей не суждено состояться. Нежные платонические отношения между Жанной и Дюнуа-лишь одна из многочисленных зарисовок Премингера на тему несостоявшейся любви, зачастую приправленных душераздирающей грустью. Любовь здесь-это хрупкое неутоленное чувство; в нем больше наполненности, чем где бы то ни было. В постановке Премингер довел до высочайшего технического мастерства пристрастие к длинным планам: сложным, извилистым, ползучим, преображающим, как в сцене игры в классы, пространство сцены в пространство экрана. Кинематограф почти всегда тянется к театру и становится самим собой лишь в результате суровых самоограничений, некоей алхимии, на которую способны только очень немногие режиссеры. Премингер зарекомендовал себя мастером этой алхимии. Когда она удается, слова в какой-то степени теряют власть; и то, что на театральной сцене служило объяснением, вновь оборачивается тайной за аквариумным стеклом экрана. Премингеру не раз доводилось создавать картины глобальных масштабов на основе маленьких сюжетов. В случае со «Святой Жанной Д'Арк» он взял глобальный сюжет и создал на его основе личную, потайную картину, сделанную для собственного удовольствия и предназначенную для очень узкого круга избранных-и уж они в данном случае удовлетворены абсолютно. В сцене сожжения героини на костре плохо с работали постановщики спецэффектов и актриса Джин Себер действительно получила небольшие ожоги. Первоначально главная роль была предложена Одри Хепберн. По слухам, актриса отказалась из-за того, что ее мужу актеру Мелу Ферреру не предложили роль дофина (она ушла Ричарду Уидмарку), что Феррер категорически отрицает. Оценка 3 балла.

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа