Энциклопедия фильмов ужасов и фантастики  Энциклопедия советского кино

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа

Touch of Evil

«ПРИКОСНОВЕНИЕ ЗЛА»
(Touch of Evil)

США, 1958, 112 мин., «Universal»
Режиссер и сценарист Орсон Уэллс, композитор Генри Манчини
В ролях Чарльтон Хестон, Орсон Уэллс, Джанет Ли, Аким Тамирофф, Джоанна Кук Мур

На мексиканской границе взрывается автомобиль с богатым американским бизнесменом. Свидетелями этого события становятся проводящие медовый месяц мексиканский офицер полиции отдела наркотиков Майк Варгас и его молодая жена Сюзи. Американцы обвиняют в совершении преступления мексиканских официальных лиц. Варгас решает заняться расследованием этого дела, так как считает взрыв средством устрашения именно его. Ведь он вскоре должен давать свидетельские показания против известного наркобарона Гранде, чьи брат и сыновья давно преследуют его. Но на пути Варгаса неожиданно встает легендарный американский шериф Хэнк Куинлан, не останавливающийся даже перед подтасовкой доказательств, чтобы засадить подозреваемого за решетку. Он объединяет усилия с членами банды Гранде, чтобы обвинить во взрыве мексиканскую сторону. С этого момента начинается безжалостное противостояние двух характеров, умов и личностей, пытающихся доказать свою правоту…
Орсону Уэлссу удалось привлечь к съемкам в эпизодических ролях таких звезд, как Джозеф Коттен, Марлен Дитрих, Жужжа Габор, Кинан Уинн и Мерседес Маккембридж. За сценарий, режиссуру и съемки в фильме Орсон Уэллс получил всего 125 тысяч долларов. Режиссер намеренно снимал по ночам, чтобы отогнать надоедливых студийных зевак. Картина впервые была показана на Брюссельской мировой выставке 1958 года, где члены жюри Жан-Люк Годар и Франсуа Трюффо вручили ей главный приз. Картина оказала на кинокритиков настолько сильное влияние, что они уже год спустя переквалифицировались в режиссеры и сняли свои первые картины: «На последнем дыхании» (1960) и «Четыреста ударов» (1959) соответственно. Съемки знаменитого начального ночного эпизода заняли такое долгое время, что в заключительном вошедшем в фильм дубле на заднем плане видна полоска света от восходящего солнца. Это произошло из-за того, что актер, играющий таможенника, постоянно забывал свой текст. Когда на горизонте показались первые проблески света, Орсон Уэллс подошел к нему и сказал: «Если вы снова забудете текст, то просто шевелите губами, позднее мы озвучим вас, но, ради Бога, ни в коем случае не говорите опять «Я извиняюсь, мистер Уэллс!». Именно этот последний дубль вошел в фильм. Когда режиссер узнал, что картина была изрезана и перемонтирована студией, он написал ей письмо, в котором описывал, как он хотел, чтобы выглядел фильм. Долгое время это послание считалось утерянным, но, в конце концов, было обнаружено в личных вещах Чарльтона Хестона и послужило основой реставрации в 1998 году. Джанет Ли незадолго до начала съемок сломала левую руку, которую вынуждены были поместить в гипс. Поэтому большую часть съемок руку тщательно скрывали от попадания в кадр, а во время сцен в мотеле гипс снимали и сразу накладывали вновь после окончания съемок. Действие фильма разворачивается в вымышленном мексиканском приграничном городке Los Robles, но снимался он в калифорнийском местечке со звучным названием Венеция, который очень убедительно выглядел запущенным и загнивающим. Сначала Уэллс не собирался снимать этот фильм, но был вынужден, согласно ранее подписанному контракту. Музыка, звучащая в фильме, не была специально написана к нему, а взята из запасов студии, радиопередач, фортепьянных проигрышей, звуков музыкальных аппаратов. В послесъемочный период студия попросила режиссера переснять некоторые сцены, но он отказался. Тогда Уэллса уволили, и наняли режиссера Гарри Келлера. Чарльтон Хестон отказался сниматься у кого-либо другого, кроме Уэллса и один день съемок прогулял, за что впоследствии был оштрафован студией на 8 тысяч долларов. Будущая обладательница «Оскара» Мерседес Маккембридж получила свою эпизодическую роль, потому что однажды ужинала с Уэллсом, и тот убедил ее сняться в небольшой сцене. Он надел на нее кожаный жилет, собственноручно постриг и попросил ее произнести зловещую фразу «Я хочу взглянуть!». Марлен Дитрих снималась всего один день, о чем Уэллс пообещал никому не говорить. Актриса согласилась сняться за минимальный гонорар в соответствии с утвержденными профсоюзом актеров тарифами. Но когда официальные лица захотели включить ее имя в титры, ее гонорар значительно увеличился. Орсон Уэллс должен был только сниматься в фильме, но Чарльтон Хестон ошибочно посчитал, что он будет режиссером, и согласился сыграть в картине. К его радости, продюсер Альберт Загомит разрешил Орсону сесть в режиссерское кресло. Тот сделал множество изменений в уже законченном сценарии: персонаж Хестона из окружного прокурора превратился в мексиканского агента по наркотикам, Джанет Ли превратилась из мексиканки в американку, а действие было перенесено из небольшого калифорнийского городка на американо-мексиканскую границу. Уэллс смотрел эту картину лишь раз на тестовом просмотре еще до того, как студия решила внести в нее значительные изменения. Роль ночного менеджера мотеля была написана специально для Денниса Уивера, игрой которого в картине «Gunsmoke» (1955) Уэллс восхищался и хотел поработать с актером. Когда Уэллсу разрешили переписать сценарий и сесть в режиссерское кресло, то зарплату оставили только актера, а не за все три должности. Режиссер клялся, что прочитал роман «Badge of evil» Уита Мастерсона, по которому снят фильм, только после того, как снял картину, а до этого ориентировался только на сценарий Пола Монаша. Орсон Уэллс заявлял, что его целью было возмутить и рассердить публику сюжетом так же, как Ховард Хоукс сделал с картиной «Большой сон» (1946). Но после перемонтажа, сделанного студией, сюжет только стал еще более запутаннее. Фильм практически полностью снят в естественных условиях, за исключением знаменитого десятиминутного эпизода в комнате клерка мексиканского обувного магазина. Студия категорически настаивала, чтобы весь фильм был снят в студийных декорациях и даже построила многие из них, но Уэллс настоял на натурных съемках, согласившись лишь на их перенос из Тихуаны, где он очень хотел снимать, в небольшой калифорнийский городок Венеция. Режиссер заявил, что сцены с наркотиками были основаны на его личном опыте. Уэллс говорил, что получил больше удовольствия от работы над этим фильмом, чем над всеми другими своими картинами. Во-первых, он не опасался вмешательства в съемочный процесс со стороны студии (правда, лишь до окончания съемок). Во-вторых, у него был солидный бюджет в 825 тысяч долларов и 38 дней съемочного периода. В-третьих, он работал с любимыми актерами. В-четвертых, сценарий не содержал столько символических моментов и кинематографических трюков и изысков, с которыми ему пришлось иметь дело при работе над картиной «Гражданин Кейн» (1941). Картина провалилась в прокате в США, но была хорошо принята в Европе. Согласно своему статусу класса «Б», картина имела один постер вместе с фильмом «Female animal» (1958), которую снял Гарри Келлер: именно тот режиссер, которому поручили переснять некоторые сцены картины, когда Уэллс был уволен. Уэллс настаивал, чтобы титры появлялись в конце фильма, чтобы не отвлекали публику от знаменитого длинного начального эпизода. В версии 1998 года было добавлено 15 минут вырезанных оригинальных сцен Уэллса и удалено большинство эпизодов, снятых Келлером. После окончания съемок Уэллс уехал в Мексику продолжать работу над своим фильмом «Дон Кихот». Когда студия попросила его вернуться назад и кое-что переделать, он отказался, и студия наняла Келлера. Сначала Уэллс не одобрял это название фильма, справедливо считая, что оно не имеет ничего общего с сюжетом. Но впоследствии пересмотрел свою точку зрения и считал название картины лучшим среди всех своих фильмов. Реставрированная версия картины должна была демонстрироваться на Каннском кинофестивале 1998 года, но за день до премьеры показ был запрещен Беатрис Уэллс, дочерью режиссера, которая долгое время препятствовала показу картины отца, угрожая судебным преследованием. Также Беатрис добилась отмены включения на DVD с фильмом комментариев и документальной ленты о восстановлении картины. Во время съемок Уэллс постоянно носил огромное количество грима, которого было так много, что он приходил с ним на съемки на следующий день после сна. Тем не менее, в своем письме на студию о том, как он хотел видеть свой фильм, Уэллс в целом положительно отозвался о работе Келлера. Оценка 4 балла.

Online-кинотеатр Классика мирового кинематографа