The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island  The Prisoner of Shark Island


The Prisoner of Shark Island

«ПЛЕННИК ОСТРОВА АКУЛ»
(The Prisoner of Shark Island)

США, 1936, 96 мин., «20th Century Fox»
Режиссер Джон Форд, композитор Уго Фридхофер
В ролях Уорнер Бакстер, Джон Кэррадайн, Глория Стюарт, Артур Байрон, Клон Гиллингуотер, Гарри Кэри

В апреле 1865 года во время театрального представления президент Линкольн был убит Джоном Уилксом Бутом, который, совершив свое черное дело, прыгает с балкона на сцену. Он скрывается в Вирджинии, а по пути залечивает ногу у доктора Сэмюэля Мадда, небогатого сельского врача, чей дом случайно встретился Буту по дороге. Позднее солдаты находят у врача сапог, принадлежавший убийце. Врач окажется в числе восьми подозреваемых, попавших под суд после гибели Бута, убитого при аресте в Вирджинии. Его судит военный трибунал, требующий самой жестокой кары для обуздания народных волнений. Некоторые даже советуют отказаться в этом конкретном случае от принципа «обоснованного сомнения»-краеугольного камня американского права. Большинство подозреваемых приговорены к повешению, Мадд же осужден на вечную каторгу на Драй-Тортугас, адском острове у берегов Флориды. Тюрьма представляет собой крепость, окруженную рвом глубиной 12 метров, кишащим акулами, кормят которых очень скудно. Главный надзиратель готовит особые условия для «убийцы Линкольна». В первые же дни в тюрьме Мадд впал бы в отчаяние, если бы не встретил среди охранников чернокожего мужчину из его деревни, у жены которого он принял роды двенадцати детей. Чернокожий земляк устроился на эту работу по просьбе супруги Мадда. Она не сидит сложа руки. Вместе с судьей она планирует новый арест мужа и повторный суд над ним. Но для этого необходимо, чтобы Мадд попал в Ки-Уэст. Там она и поселяется и ждет, когда ее мужу удастся сбежать. Мадд совершает отважную попытку побега и удачно переплывает ров: пули, свистящие вокруг, отпугивают акул. Он поднимается на борт поджидающего его корабля, но главный надзиратель со своими людьми настигает его и препровождает обратно в крепость. Его бросают гнить в карцер, и тут среди персонала и пленников Драй-Тортугас вспыхивает эпидемия желтой лихорадки. Мадд спасается от болезни благодаря изоляции в карцере, но соглашается лечить больных и тратит неимоверные усилия ради их спасения. Угрожая пушкой, он вынуждает пристать к берегу военный корабль с запасом лекарств и провианта, боязливо жмущийся на рейде. В награду за героическое поведение Мадд получает свободу. Он возвращается домой, к жене и дочери…
Эта картина Джона Форда отличается размахом, свойственным Гюго, и доказывает разнообразие и широту режиссерского диапазона в довоенный период творчества. В ней нет ни яркости, ни той великолепной непринужденности, что так оживляла трилогию с участием Уилла Роджерса (ее последнюю часть Форд закончил несколькими месяцами раньше), а есть, наоборот, продиктованная сюжетом трагическая серьезность, от начала и до конца повествования. Ассоциации с Гюго рождает судьба главного героя, жертвы чудовищной судебной ошибки; равно как и алхимия, при помощи которой он превратит зло в добро, вытравит из своего сердца и своих поступков отчаяние, горечь, злобу и заменит их добротой, не отступающей ни при каких испытаниях и, в самой глубине ада, несущей спасение ему и другим. Какое-то простое величие исходит от действующих лиц, поворотов сюжета, декораций и мест, отмечающих этапы этого поучительного приключения, несмотря на небрежность, с которой подчас оказываются выполнены сцены с активным действием. Дело в том, что Джона Форда в первую очередь занимает движение сердец и душ, а ко всему остальному, что он считал вторичным, режиссер относился весьма беспечно. Таким образом, этот фильм ясно демонстрирует иерархию предпочтений режиссера и становится, как и всегда у Форда, точным портретом своего создателя. Был снят ремейк под названием «Врата ада» (1952). Оценка 3 балла.